МЕТАМОРФОЗЫ
ВОСТОЧНОЙ ГЕРМАНИИ
HOME | ОГЛАВЛЕНИЕ ПРОЕКТА   
АССОЦИАЦИЯ | ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ | ПУБЛИКАЦИИ | ССЫЛКИ  | ПОМОЩЬ


Предлагаем
Вашему вниманию
публикации по истории
Восточной Германии
(с 1945 г.)

  • Советская оккупационная
    зона (1945-1949)

  • Германская
    Демократическая Республика (1949-1990)

  • Новые восточные земли
    ФРГ (с 1990)

Научно-образовательный проект сайта "Европейские исследования"
А.Г. Майдер

«Большевизация» СЕПГ

3 октября 1990 года завершился раскол Германии и страна вновь стала единой. Более сорока лет два немецких государства существовали самостоятельно друг от друга. С момента их образования они принадлежали к разным политическим и идеологическим лагерям: ФРГ — стала развитой капиталистической страной, ГДР — входила в социалистический лагерь, являясь т.н. «витриной» социализма. После объединения Германии усилился интерес к изучению истории ГДР и, в частности, истории Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). На основе новых документов в 90-е годы появились работы как российских, так и зарубежных (в основном немецких) историков по истории СЕПГ, которые иначе освещают ее историю. Это стало возможным благодаря открытию архивов СЕПГ весной 1990 года и тому, что историки получили доступ к государственным архивам бывшей ГДР. Кроме того, с падением Советского Союза стали доступными различные документы и бывшего СССР, что также позволило пролить дополнительный свет на историю СЕПГ.

В начале 90-х годов в бундестаге «новой» ФРГ проходила работа «Enquete-Kommission», в состав которой вошли представители всех политических партий, известные историки, политологи, социологи и т.д. Эта комиссия обсуждала проблемы истории ГДР и диктатуры СЕПГ. На основе ее работы вышло в свет многотомное издание «Aufarbeitung von Geschichte und Folgen der SED-Diktatur»1. В нем опубликованы различные дискуссии и прения, статьи известных и авторитетных немецких историков. К работе этой комиссии было привлечено широкое внимание немецкой общественности и парламент ФРГ в 1998 году принял решение о продолжении работы комиссии. В ходе второй «Enquete-Kommission» историки и политики вновь обсуждали различные проблемы по истории ГДР. Результатом второй комиссии явилось издание многотомника «Uberwindung der Folgen der SED-Diktatur im Proze? der deutschen Einheit»2.

Особо следует выделить сборник документов «СВАГ. Управление пропаганды и С.И. Тюльпанов. 1945–1949 годы»,в который вошли новые и ранее не публиковавшиеся документы Советской военной администрации в Германии (СВАГ). Составители сборника представляют необычную подборку документов: на фоне документов лишь одного из Управлений СВАГ прослеживается не только механизм принятия политических решений советского руководства по германскому вопросу, но и драматическая судьба одного из самых влиятельных руководителей СВАГ С.И. Тюльпанова. Документы, содержащиеся в этом сборнике, позволяют по-новому оценить степень вмешательства Советской военной администрации в дела политических партий, ее влияние на преобразования в советской зоне оккупации.

Следует отметить и исторический «Справочник по советской зоне оккупации»4, подготовленный на базе огромного количества документов Мюнхенским институтом современной истории и Мангеймским университетом (секция истории и политики ГДР). В этом справочнике содержатся сведения по государственным учреждениям, партиям, социальным организациям советской зоны оккупации. Эта работа содержит огромный фактический и цифровой материал.

В российской историографии можно выделить две работы, положившие начало объективному освещению истории советской зоны оккупации. В 1993 году издательство «Международные отношения» опубликовало монографию А.М. Филитова «Германский вопрос: от раскола к объединению. Новое прочтение»5. В ней автор глубоко проанализировал сложные и противоречивые процессы, происходившие в Германии в послевоенные годы, используя большое количество новых документов.

В 1995 году появилась монография М.И. Семиряги «Как мы управляли Германией»6, в которой автор попытался показать сущность оккупационной политики Советского Союза в Восточной Германии. Семиряга в своей работе опирался на большое количество новых документов, в частности, из Архива внешней политики Российской Федерации.

СЕПГ была образована 21–22 апреля 1946 года путем слияния двух рабочих партий — Коммунистической партии Германии (КПГ) и Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и на протяжении 40 лет являлась правящей партией ГДР. Перед партией сразу же была поставлена задача добиться разрешения деятельности СЕПГ и в западных зонах. С этой целью руководство СЕПГ и руководители коммунистических организаций в западных зонах начали кампанию за образование единой социалистической партии и на Западе. Одновременно началась кампания за единство Германии.

Несмотря на все усилия СЕПГ, оккупационные власти западных зон запретили создание организаций СЕПГ. К тому же, Социал-демократическая партия Германии в западных зонах не желала идти на сотрудничество, так как не могла примириться с принудительным характером объединения социал-демократов и коммунистов на Востоке страны и считала СЕПГ политической марионеткой в руках советских оккупационных властей7. Следует отметить и то, что результаты осенних выборов 1946 года оказались для СЕПГ не слишком удачными: если в окружных, общинных и земельных выборах партия при помощи СВАГ достигла неплохих результатов, то в Берлине было ясно показано, что в действительно равных условиях СЕПГ не имела шанса на победу.

К маю 1947 года стало очевидным то, что образование СЕПГ в западных зонах оккупации недостижимо. Кроме того, 2 декабря 1946 года в Вашингтоне было подписано соглашение об экономическом объединении американской и британской зон оккупации, что явилось одним из главных событий, приведших к расколу Германии. После неудачи объединительной кампании на Западе, руководство СЕПГ в мае-июне 1947 года прекратило свои старания с целью создания партии в западных зонах. С этого момента СЕПГ объявила себя единственной бескомпромиссной демократической силой в послевоенной Германии и борцом «за прогрессивный порядок» в интересах всей Германии. Такая позиция приводила к ее постоянной конфронтации с западными партиями8.

Итак, руководству СЕПГ не удалось добиться создания и разрешения деятельности партии на Западе. Западные оккупационные власти отказались признать эту партию как самостоятельную, политическую силу. Они готовы были пойти на компромисс с советскими оккупационными властями, но советская сторона отказалась разрешить деятельность СДПГ в своей зоне. Советские оккупационные власти понимали, что разрешение деятельности социал-демократов приведет, по сути, к демонтажу только что созданной СЕПГ. Противоречия оставались непреодолимыми, компромисса не получилось.

С неудачей Московской конференции министров иностранных дел, провалом Мюнхенской конференции министров-президентов (май 1947 года), оглашением «доктрины Трумана» (12 марта 1947 года) об оказании финансовой помощи правительствам Турции и Греции и планом Маршалла (5 июня 1947 года), по которому США выделяли странам Западной Европы 13 миллиардов долларов, Советский Союз оказался в сложном положении. Его ожидания на получение репараций из тяжелой промышленности западных зон для восстановления собственной страны не оправдались. При этом выпал существенный мотив к кооперации с остальными союзниками в немецком вопросе (союзники пошли бы на обсуждение немецкого вопроса, если бы Советский Союз отказался от права на репарации). СССР интерпретировал политику США как сознательное нарушение советских интересов. Советский Союз должен был удовлетворять свои репарационные потребности исключительно из экономического потенциала своей оккупационной зоны.

В свете этих событий представители ВКП (б) и СВАГ потребовали изменения курса СЕПГ. Они старались более тесно связать партию с Советским Союзом. С июня 1947 года был взят курс на трансформацию политической системы советской зоны оккупации с целью реализации претензий СЕПГ на гегемонию. Чтобы достичь руководящего положения в партийной системе, СЕПГ должна была видоизмениться в партию «нового типа» по образу сталинской ВКП (б).

По сравнению с обычными коммунистическими партиями до 1948 года СЕПГ имела 3 отличительные особенности. Во-первых, все руководящие посты занимались бывшими коммунистами и социал-демократами на основе паритета. Во-вторых, в своей идеологии СЕПГ опиралась на марксизм, а не на ленинизм. В-третьих, партия была образована не по советской модели и в своей программе отстаивала «Особый немецкий путь к социализму».

По решению II съезда СЕПГ (20–24 сентября 1947 года) партия постепенно начала отход от своих учредительных принципов. Внешне съезд был похож на объединительный: более, чем 1100 делегированных, 840 из советской зоны оккупации и 271 из западных зон9. Отто Гротеволь, некогда бывший социал-демократ, в своем докладе с вниманием отнесся к изменившемуся международному положению и критиковал план Маршалла и образование Бизонии как мероприятия, направленные на разделение Германии10. В докладной записке С.И. Тюльпанова в ЦК ВКП (б) М.А. Суслову об итогах II съезда СЕПГ от 27 сентября 1947 года отмечалось изменение политики СЕПГ по отношению к Советскому Союзу: «В рядах ведущих функционеров партии наметился перелом в отношении к Советскому Союзу. От тенденций известного дистанцирования партия переходит к решительной защите политики СССР и признанию необходимости учиться на опыте ВКП (б) (не перенося его механически на Германию)»11. Наряду с этим, СЕПГ заявила и о признании ленинизма как продолжение марксистского учения. В частности, в указанном документе приводятся следующие слова О. Гротеволя: «Мы признаем продолжение и применение учения Маркса и Энгельса в XX веке, в частности, Лениным и Сталиным, и черпаем из этого новое и нужное для немецких условий»12. Следует отметить и то, что в работе II съезда приняла участие делегация ЦК ВКП (б) в составе М.А. Суслова и П.К. Поспелова, а также представители коммунистических партий Болгарии, Югославии, Венгрии, Швеции, Норвегии, Франции, Люксембурга и партии труда Швейцарии. А это указывает на то, какое внимание уделялось этому съезду. Ну и, наконец, Вальтер Ульбрихт в своем докладе проектировал перспективу плановой экономики как альтернативу плану Маршалла13.

В сентябре 1947 года в Польше проходила конференция представителей 9-ти коммунистических партий Европы, на которой было учреждено Информационное бюро коммунистических и рабочих партий (Коминформ) с местонахождением в Белграде. СЕПГ не участвовала в образовании Коминформа, но поддержала возобновление международных связей коммунистических партий и заявила — хотя и не открыто-о своей солидарности14. Уже в это время руководство СЕПГ видело себя принадлежащим к «социалистическому лагерю». 15 октября 1947 года О. Гротеволь на заседании Центрального Правления СЕПГ потребовал «учиться на опыте Советского Союза» и поэтому сделать отношения с ним более интенсивными. Он резюмировал: «При восстановлении Германии Советский Союз будет играть также решающую роль, как и при оформлении новой карты мира»15.

С апреля 1946 года до конца 1947 года СЕПГ увеличилась еще на пол миллиона членов (1,8 миллиона в 1948 г.). К этому числу были приписаны еще 320 тысяч представителей КПГ в западных зонах, которые согласно решениям своих региональных партийных съездов рассматривались как подразделения СЕПГ16. Это обстоятельство приводилось Правлением партии в качестве причины упразднения паритетного принципа занятия должностей и число социал-демократов на руководящих постах быстро сокращалось17.

Паритетный принцип занятия должностей являлся одним из главных принципов Социалистической единой партии Германии. Он осуществлялся снизу доверху: от партийных групп на предприятиях и в жилых районах до Правления партии и Центрального Секретариата. С одной стороны, компромиссная программа и принцип паритетности предоставляли бывшим социал-демократам большие возможности в единой партии, однако в ходе повседневной политической работы СЕПГ быстро обозначилась доминанта бывших коммунистов. Уже состав главного партийного руководства и Центрального Секретариата доказывал это: в то время как все коммунисты уже на протяжении многих лет принадлежали к узкому кругу своего партийного руководства, то их социал-демократические партнеры (почти все) входили в состав скорее случайно образованного руководящего кружка СДПГ в 1945 году в Берлине. Преимущественно, как, например, Отто Гротеволь, они исполняли функции на земельном и областном уровнях. Единственным представителем СЕПГ, который еще до 1933 года входил в состав партийного Правления СДПГ был Карл Литке (Берлин)18.

Что касается «ведомств» в узком партийном руководстве, то они распределялись неравномерно. В Центральном Секретариате Вальтер Ульбрихт был компетентным в экономике и «земельной политике», при этом был связан с региональными партийными подразделениями — тем самым ограничивая своего визави Макса Фехнера, который до 1933 года руководил муниципальным политическим бюро СДПГ. В то время как бывший коммунист Франц Далем был ответственным за «кадровую политику», то его «паритет» Эрих Гниффке, бывший коммерсант, руководил экономической работой партии, включая партийное издательство. Социалист Отто Майер, в свою очередь, на теоретическо-идеологическом поле уступал партийному теоретику-коммунисту Антону Аккерману, компетентному в вопросах подготовки и обучения19. К тому же и советские представители все чаще вступали в контакт и больше доверяли в СЕПГ бывшим коммунистам, а не бывшим социал-демократам.

В штабе сотрудников и функционеров СЕПГ в Берлине социал-демократическая сторона также имела более плохие начальные условия: только около трети берлинских социал-демократов вступили в СЕПГ. Во главе партийного правления недоставало численно достаточного и квалифицированного потенциала из СДПГ, чтобы можно было держать равновесие с коммунистами. В землях и общинах стартовые условия для партийной работы также были разными. Многие бывшие социал-демократы уклонялись от участия в совместной работе в единой партии, занимая либо пассивную позицию, либо ограничиваясь активностью в муниципальных самоуправлениях или в массовых общественных организациях, в Культурбунде или в профсоюзах20. Большое число социал-демократов (несколько десятков тысяч) сперва даже не стали регистрироваться в единой партии как ее представители. Многие не видели другого выхода, как бежать на Запад. Вследствие таких процессов численное большинство бывших социал-демократов быстро изменилось на меньшинство21. К тому же коммунистам, при помощи паритетного принципа удалось парализовать локально стабильное социал-демократическое большинство в единой партии в таких, например, городах, как Лейпциг и Магдебург. Там бывшие коммунисты могли осуществлять требование равнозначности, исходя из положения меньшинства22. Таким образом, была ясно видна доминанта прежних коммунистов. Оккупационные власти, считая, что само объединение было по существу больше формальным, организационным, чем идейным, также больше доверяли коммунистам23. Нарушение паритета коммунистов и социалистов означало унификацию объединенной партии, а затем и политической системы в целом.

Преобразование СЕПГ в партию «нового типа» началось, по сути, с партийной чистки, с постановления в июле 1948 года «Об организационном укреплении партии и ее очистке от враждебных и дегенерирующих элементов». Это постановление должно было повысить «активность и действенность» партии и открыто преодолеть распространенную пассивность (прежде всего среди бывших социал-демократов). Исключению из партии подлежали те лица, которые «демонстрировали враждебное партии или даже Советскому Союзу действие». Далее исключались те, кто состоял в «обоснованном подозрении» во враждебности к партии и как «агенты Восточного бюро СДПГ». При этом поводом к исключению из партии были не только пассивность и незаинтересованность, клеймились социал-демократические воззрения, которые понимались как «враждебные партии»24.

Одновременно руководство СЕПГ впервые высказало свое мнение по поводу конфликта между Коминформом и Югославией и защищало позиции Советского Союза. Оно говорило о том, что СЕПГ стремится к созданию партии нового типа, «которая незыблемо и бескомпромиссно стоит на почве марксизма-ленинизма», как это говорилось в резолюции Центрального Правления СЕПГ в июле 1948 года25. Идеологическая установка партии на марксизм-ленинизм являлась обязательной, так как все другие теоретические и идеологические учения понимались как «враждебные».

В июне 1948 года на XI Пленуме СЕПГ было принято решение (с докладом выступал Вальтер Ульбрихт) о двухлетнем плане восстановления и развития мирной экономики на 1949–1950 годы. План предусматривал увеличение производства в целом, по сравнению с 1947 годом, на 35%. В результате был осуществлен переход к плановой экономике по советскому образцу. Стоит отметить и то, что это решение было принято спустя несколько дней после проведения денежных реформ на Западе и Востоке и введения «блокады» Западного Берлина советскими войсками (с 24 июня 1948 года), что еще более осложнило отношение между союзниками.

15 и 16 сентября 1948 года состоялся XIII Пленум Центрального Правления СЕПГ. На этом пленуме руководство партии отвергло теорию «Особого немецкого пути к социализму» как «националистическую», которая являлась политической линией партии с 1946 года. Отмены данной теории требовал идеолог партии Антон Аккерман, который и высказал в свое время идею «Особого немецкого пути к социализму». В порядке самокритики он объявил эту теорию как «ложную, гнилую и опасную», которая вредит партии, поскольку она превратилась в идеологию СЕПГ26. Фред Эльснер в своем докладе заявил, что теория об «Особом немецком пути к социализму» усиливает националистические тенденции в партии, ведет к противопоставлению Германии Советскому Союзу и странам «народной демократии»27. Отмена данной теории была закономерным явлением, так как СЕПГ открыто перешла на сторону Советского Союза. Кроме того, в это время имел место конфликт между Югославией и Советским Союзом, в котором И.Б. Тито предлагал собственный путь к социализму для обоснования своей независимой политики.

Также на XIII Пленуме СЕПГ было решено создать Центральную комиссию партийного контроля. Председателями были избраны Герман Матерн и Отто Бухвиц. Комиссии партийного контроля создавались также на земельном и на местном уровне. Меры принимались разные: от партийного штрафа и потери рабочего места до судебного преследования и ареста28. По мысли руководства СЕПГ это должно было послужить «идеологическому и организационному укреплению партии», а на деле — борьбе с инакомыслием. С этого момента кадровая политика приобретала особое значение. Вступление в партию затруднялось: потенциальный член партии нуждался теперь в рекомендации от двух представителей партии. Наблюдение и контроль должны были улучшиться. Для каждого нового или старого члена партии создавались персональные анкеты. Этим способом Вальтер Ульбрихт хотел связать принцип кадровой и массовой партии29.

Помимо постоянных отношений со сталинской ВКП (б), СЕПГ расширяла свои связи и с другими европейскими коммунистическими и рабочими партиями. В октябре 1948 года первая делегация Правления партии побывала в Варшаве. В ее состав входили: Бруно Лейшнер, Йозеф Орлопп, Вальтер Ульбрихт и Вилли Штоф. Представители СЕПГ присутствовали в качестве гостей на объединительном съезде польской рабочей партии и Польской социалистической партии, на котором была создана Польская объединенная рабочая партия, на V съезде Болгарской рабочей партии и т.д30.

Первая партийная конференция СЕПГ, проходившая с 25 по 28 января 1949 года в Берлине, завершила преобразование СЕПГ в партию «нового типа», а по существу — в «большевистскую». На ней были подтверждены прежде принятые структурные изменения. Был упразднен паритетный принцип занятия должностей как не соответствующий современной политике партии. Приводился довод, что к этому времени выросли многочисленные молодые способные кадры, которые не состояли ранее ни в КПГ, ни в СДПГ31. По советской модели были образованы Политбюро, Секретариат и Аппарат Центрального Правления партии. В состав Политбюро вошли 7 членов партии — Вильгельм Пик, Отто Гротеволь, Франц Далем, Гельмут Леманн, Пауль Меркер, Вальтер Ульбрихт и Фридррих Эберт. Кандидатами в члены Политбюро были названы Антон Аккерман и Карл Штейнхоф (бранденбургский министр-президент). Текущей работой партии должен был руководить Малый Секретариат, в который входили Вальтер Ульбрихт, Франц Далем, Фред Эльснер, Пауль Вессель, Эдит Бауман и другие32. Земельные правления также образовывали малые секретариаты из семи членов. Персональное распределение должностей должно было заранее согласовываться с Политбюро. Постановление СЕПГ об образовании Центральной контрольной комиссии подтверждалось. Вступление в СЕПГ стало еще более сложным. По образцу ВКП (б) руководство СЕПГ ввело кандидатский стаж при приеме в партию: для рабочих — 1 год, для всех остальных — 2 года33.

Одним из главных принципов СЕПГ являлся принцип демократического централизма. Под ним понималось строжайшее соблюдение принципа выборности руководящих органов и функционеров и отчетность избранных перед членами партиями. Партийные решения являлись обязательными для всех членов без исключения. Демократический централизм предполагал контроль за последовательным выполнением решений партии партийными органами и членами партии34. На деле это осталось просто декларацией. И «выборность» и контроль «снизу» на деле оказались фикцией в условиях гегемонии одной партии.

Признание руководящей роли Советского Союза и сталинской ВКП (б) было обязательным для всех членов СЕПГ. Изучение краткого курса истории ВКП (б) и произведений Маркса, Энгельса и Ленина стало основным идеологическим пунктом в обучающей работе35. В соответствии с решением первой партийной конференции о систематической пропаганде и применении марксизма-ленинизма и использовании опыта ВКП (б) Центральный Секретариат принял 29 марта 1949 года постановление о создании при Правлении СЕПГ Института Маркса — Энгельса — Ленина. Партийное руководство опубликовало ряд крупных произведений марксизма — ленинизма. Таким образом, партия придавала большое значение большевистскому просвещению своих членов.

Показательным для завершения процесса преобразования СЕПГ в «большевистскую» партию было образование Центрального Комитета СЕПГ, который заменил Центральное Правление, и избрание Вальтера Ульбрихта Генеральным секретарем партии в июле 1950 года на III съезде СЕПГ. Новая партийная программа, выработка которой началась после II съезда СЕПГ, по разным причинам была принята только на VI съезде партии в 1963 году36.

Итак, между II съездом и первой партийной конференцией СЕПГ претерпела значительные структурные изменения. По существу, СЕПГ превратилась в обычную коммунистическую партию, которая признавала руководящую роль Советского Союза и сталинской ВКП (б). С упразднением паритетного принципа, ведущие позиции в партии постепенно стали занимать бывшие коммунисты. Многие члены партии не приняли новых изменений (в основном это были бывшие социал-демократы). Они занимали либо пассивную позицию, либо стали уезжать на Запад, либо подверглись аресту как «агенты Восточного бюро СДПГ». В ходе чисток до 1950 года из партии было исключено примерно 200000 бывших социал-демократов и других фактических и предполагаемых «отступников»37.

  1. Enquete-Kommission. «Aufarbeitung von Geschichte und Folgen der SED-Diktatur im Deutschland, im Deutschen Bundestag». — Baden-Baden.: Nomos-Verlag-Ges., 1995. — 9 Bande in 18 Teilbanden.
  2. Enquete-Kommission. «Uberwindung der Folgen der SED-Diktatur im Prozess der deutschen Einheit». — Baden-Baden.: Nomos Verlag, 1999. — 8 Bande in 14 Teilbanden.
  3. СВАГ. Управление пропаганды и С.И. Тюльпанов. 1945–1949 годы. — М.: Россия молодая, 1994. — С. 4.
  4. M. Broszat, H. Weber (Hrsg). SBZ-Handbuch. Staatliche Verwaltungen, Parteien, gesellschaftliche Organisationen und ihre Fuhrungskrafte in der Sowjetischen Besatzungszone Deutschlands 1945–1949. — Munchen.: Oldenburg, 1990.
  5. Филитов А.М. Германский вопрос: от раскола к объединению. Новое прочтение. — М.: Международные отношения, 1993.
  6. Семиряга М.И. Как мы управляли Германией. — М.: Росс. Политическая.энциклопедия, 1995.
  7. W.Muller. Sozialistische Einheitspartei Deutschlands, in: M. Broszat, H. Weber (Hrsg). SBZ-Handbuch. Staatliche Verwaltungen, Parteien, gesellschaftlichen Organisationen und ihre Fuhrungskrafte in der Sowjetischen Besatzungszone Deutschlands 1945–1949. — Munchen.: Oldenburg, 1995. — S. 493.
  8. Ibid. — S. 494.
  9. СВАГ. Управление пропаганды. — С. 87.
  10. W. Muller. Sozialistische Einheitspartei Deutschlands. — S. 495.
  11. СВАГ. Управление пропаганды. — С. 90.
  12. Там же.
  13. Там же.
  14. W. Muller. Sozialistische Einheitspartei Deutschlands. — S. 496.
  15. Ibid.
  16. Ibid. — S. 488.
  17. H. Weber. Die DDR 1945–1990. — Munchen.: Oldenburg, 1993. — S. 20.
  18. W. Muller. Sozialistische Einheitspartei Deutschlands. — S. 486.
  19. Ibid.
  20. Ibid. — S. 486–487.
  21. Ibid. — S. — 487.
  22. Ibid.
  23. Семиряга М.И. Указ. соч. — С. 59.
  24. W. Muller. Sozialistische Einheitspartei Deutschlands. — S. 497.
  25. Ibid.
  26. СВАГ. Управление пропаганды. — С. 115.
  27. Там же. — С. 116.
  28. W. Muller. Sozialistische Einheitspartei Deutschlands. — S. 498.
  29. Ibid.
  30. История СЕПГ: Пер. с нем. — Москва.: Издательство политической литературы, 1980. — С. 159.
  31. Там же. — С. 211.
  32. W. Muller. Sozialistische Einheitspartei Deutschlands. — S. 499.
  33. Ibid.
  34. 20 лет СЕПГ. Документы Социалистической единой партии Германии. — Москва.: Издательство политической литературы, 1966. — С. 22.
  35. Там же.С. 22–23.
  36. W. Muller. Sozialistische Einheitspartei Deutschlands. — S. 501.
  37. Ibid. — S. 500.

 

Опубликовано: Германия и Россия в ХХ веке: две тоталитарные диктатуры, два пути к демократии. Кемерово, 2001.


АССОЦИАЦИЯ | ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ | ПУБЛИКАЦИИ | ССЫЛКИ  | ПОМОЩЬ